Анора
Сходить с ума нужно постепенно и в свое удовольствие...
Название: Как всегда, я обошлась без него
Автор: Анора
Фандом: Сказки Андерсена
Пейринг: Кай/Снежная королева, Кай/Герда
Тип: джен
Жанр: добрая рождественская почти сказка
Размер: драббл
Статус: закончен
Комментарии: Написано по заявке Сказки Андерсена. Уже после того, как Герда забрала Кая, и они вернулись домой: в ночь Рождества Снежная королева играет на ледяной флейте, Кай слышит эту музыку. ФФест
От автора: После возвращения из чертогов Снежной королевы Герда – помнит, Кай – все забыл.





Холодный дворец,
Пустынный чертог.
И флейта в руках,
И голос далек,
И воют ветра, поземку стеля.
Я знаю – ты помнишь.
Ты вспомнишь меня.



Рождественская ночь – это время исполнения желаний. Самых заветных. Самых безумных.

Герда спит, заботливо укрытая мною теплым пуховым одеялом, и сладко улыбается во сне. Что же тебе снится, моя милая, храбрая Герда? Наверное, в твоих снах сейчас солнце, маленький садик во дворе, цветущие розовые кусты, немного покосившаяся деревянная скамеечка и детские наши игры. Или же храбрые герои и прекрасные принцессы, опасные приключения и злые колдуны, говорящие животные и дивное волшебство из той книжки, что ты читала, прежде чем заснуть. Сказки. Ах, Герда, как же давно мы выросли, но ты все еще продолжаешь верить в чудеса…

Так странно, но с некоторых пор ты совсем не любишь зиму. Смешно морщишь курносый носик с первым снегом. Без причины не выходишь на улицу и меня просишь этого не делать. Не отвечаешь – почему, и все с опаской поглядываешь в расписанное морозными узорами, словно диковинными цветами, окно, будто ожидаешь кого-то. Кого-то, кого совсем не хочешь видеть. И много читаешь теперь. И грустишь о теплом благодатном лете.

А там, по другую сторону замерзшего стекла, все так же мерно падает снег, осыпая землю-матушку белоснежными подарками. Тихо завывает изменчивый ветер в печных трубах. Ярко светит красавица Луна.
А я сижу на шатком стуле в звенящей тишине покинутого дома, разглядываю спящую Герду и празднично-шумную улицу в маленьком квадратике еще не совсем замерзшего окна, и мне думается, что если я немного прогуляюсь, то ничего плохого в этом не будет.

Печально скрипит входная дверь.

Мороз, словно сторожевой пес, проворно кусает меня за руки, и я быстро натягиваю свои вязаные рукавицы. Подарок Герды на прошлое Рождество. Они согревают меня даже в самые лютые холода не только мягкой шерстью, но и теплом любви моей прелестной Герды.

Я неспешно оглядываюсь кругом, с улыбкой понимая, что Рождество уже не просто стучится в дверь, смиренно ожидая разрешения войти - оно стоит на пороге, приветливо помахивая рукой. Прохожие: толстые, тонкие, громкие, тихие, маленькие, большие, дети, взрослые, старики – все они смеются, поздравляя друг друга с наступающим праздником, поют рождественские песни, образуя небольшой уличный хор, кричат, скатываются на санках с ледяной горки или просто разговаривают, стоя в сторонку от общих масс: радуются, почти что внутренне светятся в преддверии такого замечательного торжества.

И я чувствую себя частицей чего-то большего, важного. И от этого на сердце становиться легко и спокойно, словно невидимая рука закрыла меня от всех дурных мыслей и напастей.

Я уже было хочу вернуться в нашу небольшую коморку, к милой Герде, которая наверняка проснулась и с тревогой смотрит в окно, ожидая моего возвращения, как слышу мелодию, удивительную и прекрасную.

Это мелодия льется, словно свежий горный ручей - завораживает, завлекает, зовет. Переливается всеми цветами радуги, нежно звенит серебряными колокольчиками. И такая в ней слышится серая тоска и такое безмерное одиночество, что мне обязательно хочется найти этого печального флейтиста, что умеет так затрагивать струны людской души, пожать его прекрасную, тонкую руку и предложить отпраздновать это Рождество вместе со мной и Гердой. Ведь в такую ночь все должны быть счастливы.
Но кажется, что остальные люди ничего не слышат: они все так же смеются, разговаривают и поют праздничные песни. Словно и нет этой дивной музыки.

А я все иду на тихий голос невидимой мелодии, оставляя городские ворота далеко позади. Иду, с каждым шагом все больше забывая про Герду, розы, Рождество, напрягая память в отчаянной попытке вспомнить, почему мне все это кажется таким знакомым, словно из далекого, полузабытого сна, заметенного метелью.

Вокруг, насколько хватает глаз – сугробы – огромные, величавые. Деревья, запорошенные снегом, стоят, чуть покачиваясь на хлестком ветру. И даже луна светит здесь совсем немного, распыляя неяркий полумрак, будто нехотя, будто боясь кого-то.
А на возвышенности, на утесе, чуть вдалеке от меня, стоит прекрасный музыкант, в белом, словно сотканном из тончайшей паутины, словно в окутанном снегом, одеянии.

И я теперь все вспомнил.
Снежная королева.

Ослепительная и нежная, прекрасная и ледяная – величественная королева Зимы. Вечность в пустынных чертогах.

Снежная королева отнимает флейту от холодных уст, но мелодия отнюдь не прерывается – виснет в воздухе между нами, словно натянутая стрела, словно линия жизни, и сквозь уже знакомый мотив мне отчетливо слышится глубокий бархатный голос:

- Кай…
- Иди…
- Ко мне…

Ноги против воли делают небольшой шаг, и мне кажется, что я уже не хозяин в своем собственном теле.
Я почти сдаюсь, разглядывая ледяную улыбку на тонких губах красавицы, почти замерзаю под гнетом ее волшебства, но тут вдруг что-то резко обжигает мои руки, да так сильно, что я вскрикиваю от боли и неожиданности.
Это помогает разрушить чары.

И я опускаю взгляд.
Рукавицы. Горячие. Любимые. Подаренные Гердой, которая пошла на край света, чтобы спасти меня. Согретые ее любовью.
Уверенно качнув головой, просто произношу:
- Нет.
Казалось бы, королева совсем не расстроена отказом и только смотрит на меня немного с жалостью таких холодных глаз:
- Ты не знаешь, от чего отказываешься.
- Возможно, но теперь я знаю, чего хочу.
Она исчезает с легким смешком, леденящим душу. Просто распадается на миллионы снежинок, которые тут же подхватывает своевольный ветер, унося далеко-далеко, к другим городам, к другим временам.

***

Воет капризный ветер, стелется поземка, качаются, скрипя вековыми стволами могучие сосны, а мне все чудится ее тихий шепот:
- Мы еще встретимся, Кай.

@темы: Ой, очепятка., Любимое.