Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:47 

Однострочники

Анора
Сходить с ума нужно постепенно и в свое удовольствие...
Скорпиус Малфой|Драко Малфой "Папа, что такое свобода?". С легким оттенком гермидраки

Дверь открылась с легким скрипом ржавых петель. Отец строго-настрого запретил домовикам приближаться к своему кабинету.
- Можно? – запоздало спросил мальчик, нерешительно остановившись на пороге.
- Входи, Скорпиус.
Мистер Малфой сидел за письменным столом, заполняя министерские документы. Перо тихо поскрипывало в тонких пальцах.
- Папа, а что такое свобода?
Драко, отложив в сторону перо, внимательно посмотрел на сына. Казалась, что перед ним стоит его точная копия двадцатилетней давности: те же светлые волосы, те же серые хитрые глаза, та же самоуверенность в каждом жесте. У Малфоя-старшего мало слабостей, но сын всегда был одной из главных.
-Свобода – это независимость. Вольность мыслей, чувств и действий. А еще свобода – это всегда счастье. Почему ты спросил?
-Ну, я… Я просто так, – смутившись, ответил мальчик, чуть покраснев.
- Запомни, сын: Малфои никогда и ничего не делают просто так. Они всегда знают цель и смысл своих поступков, – холодно произнес Драко, а потом смягчившись, добавил: - Думаю, тебе уже пора спать.
И лишь когда за Скорпиусом закрылась дверь, Малфой грустно улыбнулся и прошептал, глядя куда-то в прошлое:
- А еще у свободы карие глаза, кудрявая копна волос и детская, открытая улыбка. Она знает ответы на все вопросы, кроме одного. И все пытается сделать этот мир лучше.
…Я давно потерял свою свободу…


Драко Малфой| (или/)Луна Лавгуд. "Париж, я люблю тебя!".

Мы идем с ней по одной из главных улиц города. Сен-Жак. Вокруг сотни куда-то спешащих людей, по крышам домов мерно барабанит мелкий дождь, а я в первые жалею, что не властен остановить это чертово время.
Луна заливисто смеется, хлопает в ладоши и прыгает по лужам. Как ребенок, честное слово.
Она и есть ребенок – чистый и беззащитный - вот только таких печальных глаз у детей не бывает. Впрочем, это лишь отпечаток нашей гребаной войны. Мы все теперь такие, отмеченные. Но почему-то терять свет ее небесных глаз оказалось больнее всего.
Луна вдруг останавливается и, доверчиво глядя мне в глаза, шепчет:
- Драко, а знаешь что? …
А потом громко-громко, на всю улицу весело кричит:
– Париж, я люблю тебя!
На нас оборачиваются прохожие: кто-то улыбается, остальные крутят пальцем у виска, а мне абсолютно все равно.
Главное что она сейчас здесь – живая, светлая, нужная – рядом со мной.
Потом, когда закончатся эта странная поездка, и мы вернемся в Англию, я - женюсь на чистокровной аристократке из высшего круга, она – выйдет замуж за какого-нибудь чудака, который верит в существования ее диковинных животных. И все у нас будет, но уже не вместе.
Поэтому я подхватываю ее на руки и кружу, срывая с губ поцелуй и мимолетную улыбку:
- Знаю…

@темы: Гарри Поттер., Однострочники., Ой, очепятка.

URL
   

Записки на манжетах

главная